Вентворт Миллер_Снимок_Перевод

Перевод.

https://www.facebook.com/notes/wentworth-miller/snapshot/1692270300985905/

4 февраля 2016 г.

 

Может, ты вышел на улицу купить носки. Зайти в аптеку за лекарствами. Найти торт ко дню рождения друга.

 

Чем бы ты ни был занят, сейчас, когда ты идешь обратно к своей машине, твои мысли витают где-то далеко. Ты думаешь о следующем деле или о том, что такой-то сказал тебе вчера вечером. О том, как приятно греют лицо солнечные лучи.

 

. Когда он оказывается ближе, ты напрягаешься, сдерживаешься, чтобы не обернуться, надеясь, что это всего лишь какой-то несущийся сломя голову мальчишка.

 

Но не тут-то было. И ты это знал.

 

 

.

 

 

Есть вероятность, что он окажется не один. Второй парень займёт позицию с другой стороны или спереди от тебя, пятясь задом. Тебе придётся замедлить шаг, чтобы не врезаться в него. (Вероятно, это делается намеренно – чтобы провести больше времени рядом с тобой.) Работа второго парня состоит в том, чтобы фиксировать ваше взаимодействие на камеру.

 

.

 

Неожиданно приходится задуматься о многом стразу. Например, как бы не споткнуться. Не уронить пакеты. Не почесать нос так, чтобы на фотографии было похоже, что ты в нём ковыряешься.

 

.

 

.

 

.

 

 

В их голосах может звучать сочувствие, когда они делают это.

 

Великодушно предлагают вернуть тебе что-то (твою приватность, твоё личное пространство, право быть оставленным в покое), что минутой ранее уже и так было твоим.

 

.

 

.

 

), пока не удостоверяешься, что никто не висит у тебя на хвосте. Ты не хочешь, чтобы они узнали, где ты живешь. (Срочная новость: они уже знают.)

 

В той статье утверждалось, что, как ни странно (?), многие папарацци – это бывшие заключённые, которых нанимают сразу после освобождения. Эти агентства, как там говорилось, поступают так по двум причинам. Во-первых, это даёт им право на налоговые льготы. Вторая причина – это то, что некоторые из этих людей, предположительно, способны сделать всё что нужно, чтобы заполучить требуемый кадр. Зайти чуть дальше.

 

Я просто повторяю то, что прочитал.)

 

Но я точно знаю, что однажды сидел в своей машине, ждал зелёный свет и – незамеченный – наблюдал, как на лос-анджелесской улице группа мужчин с фотоаппаратами преследует какую-то женщину. Если бы она выбрала другую профессию, этим делом заинтересовалась бы полиция. Вместо этого успешную, во всех других отношениях уверенно контролирующую собственную жизнь личность низвели до статуса дичи, а полученные в результате снимки – пока мы осуждаем притеснения, с которыми ежедневно сталкиваются на городских улицах женщины – распространили для нашего удовольствия. Добро пожаловать в Голливуд.

 

Когда знаменитости пытаются описать, как их фотографируют папарацци, они не стесняются в выражениях, а потом их упрекают в том, что они употребляют не те слова. Я бы назвал это интеллектуальным ограблением. Психологическим нападением. Кто-то, кого ты не знаешь, против твоей воли решил что-то у тебя забрать, и в результате перемена произошла и в тебе самом. В моём случае, судя по опыту, эта перемена может длиться довольно долго. Раньше мне требовалось некоторое время, чтобы успокоиться – отпустить ситуацию – после столкновения с папарацци. Однажды у меня висели на хвосте в течение восьми часов. В ту ночь я не мог заснуть. И в следующую – тоже.

 

Но ещё хуже может быть косвенный ущерб.

 

. Вы разделяетесь и идёте к своим машинам. Приятный вечер заканчивается на напряжённой, недоброжелательной ноте…  

 

Только это ещё не конец. Те снимки нельзя просто так выложить онлайн. Их нужно сопроводить какой-то историей. Поэтому такая история будет придумана. Возможно, с нуля. Что угодно, что сможет гарантированно обеспечить больше всего заходов на эту страницу. Вдобавок её сопроводят цитатами авторства анонимных «источников», присутствовавших на месте событий (также созданных с нуля).

 

/её не делать этого. Друзья и семья твоего друга прочтут это тоже. Когда дело доходит до слёз, естественно чувствовать свою ответственность за них.

 

оём списке дел».

 

«Я выйду оттуда-то в час дня. Увидимся на месте».

 

Придётся спросить у них.)

 

». Единственное, что на них меняется, – это во что я одет и сколько стаканов кофе я держу в руках. Насколько я знаю, ни одна из этих фотографий не обеспечила мне новую роль и не вызвала скачок рейтингов. Стоит отметить и то, что я не получил ни цента с их продаж.

 

», – то, на самом деле, я предпочёл бы вообще не подвергаться никакому вниманию. Находясь в общественном месте, особенно с кем-то, кто был мне небезразличен (в романтическом или ином смысле), я меньше всего бы хотел столкнуться с фотографом.

 

, на что шёл».

 

, чьё существование зависит от него.

 

Я могу быть неправ. Это всего лишь теория.)       

 

», не рекламируется никакой продукт. Только удовлетворяется чей-то аппетит.

 

Когда мы жадно разглядываем сделанные папарацци снимки знаменитостей (или, хуже того, их детей), мы смазываем вращающиеся шестерёнки механизма, с помощью которого у мужчин, женщин и семей без их согласия отнимают и продают принадлежащие им вещи. Предпочитаем ли мы осознавать это – здесь выбор остаётся за нами. Точно так же как и предпочитаем ли мы считать людей, которых преследуют и щёлкают на фотокамеры ради нашего потребления, действительно «людьми», заслуживающими большей приватности и уважения.

 

ценой делаются эти снимки, и вы считаете себя «поклонником», то чему же именно вы в действительности поклоняетесь?   

 


You may also like

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *